Как же всё надоело! Эта бытовуха!.. Постоянные проблемы. Денег не хватает, хотя зарабатываю нормально, вроде

Второй день Рождения

Как же всё надоело! Эта бытовуха!.. Постоянные проблемы. Денег не хватает, хотя зарабатываю нормально, вроде. Дома, как назло, всё ломается. Сынуля приболел посреди лета. Кажись, начинается депресуха. А тут, ещё эта пробка, будь она неладна. И так на работу опаздываю, а они едут еле-еле. Блин! Если не сказать грубее.
О! А этот казел куда полез?! Во, полетел! Видно сильно опаздывает. Или сильно родственник начальнику гайцов. Куда ж на красный!?! Ой, блеать! Вот это да! Пополам машину! Бедная лоханка… Всё, восстановлению не подлежит. Хотя кому она теперь нужна? Хозяину точно нет. Передняя половина в консервную банку, пожеванную шестикантропом превратилась. Сто пудово хозяин уже не с нами…А казел на кайане сруливает! Вы видели такое? Вот, урод! Номерок запишем. Так. Спокойствие. Только спокойствие. Ручник, аптечка, аварийку включить. Может, есть ещё кто в машине? Ё-моё! С неё уже капает из салона. И явно не масло. Сколько их там? Стекла разбиты, все видно хорошо.
Нафиг я туда заглядывал? Нафиг я, ваще поехал этой дорогой? Скорая теперь мне нужна. Пассажирам уже не скорая нужна, а катафалк. Я не медик, но... Как это называется? Травмы не совместимые с жизнью. Нет, не так. Месиво – вот как это называется. Мужик за рулём и девушка рядом. Меня стошнит щаз…
Что за стон? Не может там ни кого быть живого! Ага. На заднем сидении малец лет шести. Бля… Чуть старше моего. Хорошо хоть в отключке. Я б такого на себе не хотел бы увидеть. Да и на ком-то другом тоже. Врагу не пожелаешь. Его железякой какой-то пополам перерезало.
Нет, не пополам. Вроде только брюшину порвало. И кишки целы кажись. Говна не видать. Ну-ка, вспоминаем. Книжки, фильмы, википедия. Что там про такие травмы говориться? Перитонит. Вот словечко всплыло. Заражение, стерильность, стерильность, стерильность. Не пить воды. Ему сей час не до того. Стерильность не получится, собрать бы всё в кучу и в больничку побыстрее. Поликлиника не подойдет, роддом тоже. Хотя… Нет. Надо в скорую. Там реанимация по лучше. Приходилось в 90-ые отвозить братву. Взрослая или детская? Какая разница? Должны помочь.
Рубашку долой. Хорошая рубашка была, моя любимая. Бля, ну, что за мысли? Ливер в кучку, поближе к животу и рубашкой перевяжем. Не стони, родной, я тебя не брошу. Теперь надо из этого корыта его вытащить. Рено, дачия? Всё равно лоханка. Железо руками гнется. Руки скользкие. Это моя кровь или малого? Мне еще машину вести. Ага, штанишки тоже прощайте. Вотжешь блядский ремень безопасности! Заклинило. И фиг разрежешь его. Хотя, благодаря нему малец ещё жив. Только надо ли ему это? Сирота, ещё и калекой может остаться. Не мне решать… Бог милостив, он за всех решает.
Ремень отодвинем немного, под него, выносим… На родителей даже не обращаю внимание. Им точно не помочь. Осторожненько, выносим. А если позвоночник? Если шейные позвонки? В кине, америкосы всегда корсет на шею одевают, даже когда травмы пустяковые. Чтоб перестраховаться. Нету у меня такой штуки. Мужики! Голову поаккуратней! Ко мне в машину!
Полетели. И чем я теперь лучше того козла на каяне? Лучше. У меня нет выбора. Прощайте права, прощай машинка. Эх… Прощайте семья и свобода… О! Гаец стоит. Чтож, ты, козлина, тут штрафы собираешь? Там такая авария, такая мясорубка! Ога, на меня квадратными глазами смотрит. А фигли? Уже под 120 летим. К машине ломанулся. Ну, будет вам погоня, как в кино. Главное, чтоб не подрезал, не остановил. А то могём и не успеть. Вот это иллюминация, вот это сирены! Боевики отдыхают. Интересно, как они включаются? Простым нажатием кнопки или у них разные программы есть? Или он все кнопки по очереди нажимает? И би-би и уау-уау, и кря-кря. С ума сойти. Наверно по этому мозг на всякую ерунду переключается. У меня на заднем малый кровью истекает. А я про хер пойми что думаю…
Поравнялся со мной, щаз на обгон пойдет и будет подрезать. Ну давай, старушка, давай моя маздочка, во все свои 1300 кубиков давай! Открываю окно, кричу. У меня ребенок кровью истекает, в больницу надо! Не слышит. О! Руки мои кровавые увидел. Заметил, что кричу что-то. Сирену выключил. Опять ору. АВАРИЯ! РЕБЕНОК! БОЛЬНИЦА! СОПРОВОДИ! Кажись понял. Или нет? Вперед вырвался. Если щаз тормознет, пипец мне. На такой то скорости. А машин на дороге много. Не сманеврировать. Едет перед моей маздой. Опять сирену включил и притопил малость. Вот спасибо, родной, вот маладца! Не все полицейские сволочи. Когда доедем руку пожму. Потом. Когда с малым разберусь. Как он там, кстати?
Опаньки! В себя пришел. Это плохо. Начнет крутиться или еще панику с истерикой устроит. Капец тогда.
— Как тебя зовут, малец?
— Иван.
— Красава! Ты только не крутись сильно. Мы в больничку приедем, тебя врач посмотрит…
— Кровь? (отвлечь, отвлечь…)
— У тебя игрушки есть? Мягкие такие, плюшевые. Собачка или зайчик?
— Мишка.
— У меня тоже мишка был. Когда я был маленьким, как ты. Да, я тоже был когда-то маленьким. Только я мишке лапу оторвал. Так получилось. Случайно. Играл, играл и оторвал. Мама моя потом эту лапку пришила. Ниткой и иголкой. И тебя доктор зашьет. Будешь, как новый. (Хреновый из меня отвлекатель.)
— Мама, где мама?
— (бля…) Скоро будет, скоро ты её увидишь. Все там будем… А ты кем хочешь, стать? Когда вырастешь?
— Моряком, как папа.
— Ну, тогда не реви. Моряки не плачут. Тебе, что папа не рассказывал? Морякам нельзя плакать. (ну, вот, еще и папу вспомнили) Иван, скажи, а ты крещеный?
— Не знаю. А это как?
Молодец, держится пацан, хоть и хныкает.
— В церковь ты ходишь?
— Нет.
— Тогда я буду тебе крёстным… Просто крёстным. Тебе Бог второй шанс дал.
— А что такое шанс? Ыыыы… Больно!
— Потерпи, скоро приедем, доктор тебе укол сделает и боль уйдет.
— Я не люблю уколы!
— Не любишь или боишься?
— Не люблю.
— Ну, тогда таблетку даст.
— Больно...
— Не хнычь, тыж му... Е#АТЬ!
Вот попадос! Мент впереди всех рассекает, с сиреной всех отпугивает, мы почти постоянно на встечке. Даже перекрёстки пролетали на ура. А тут не подфартило. На кортеж нарвались. Пересеклись. Не свадебный, блин. Такой никому не уступит. Ни полиции, ни скорой. С флажками. Правители наши, дорогие. Гаишник-то успел пролететь, а я нет. Мелькнула передо мной первая машина, сопровождения. А вторую я зацепил. Она почти остановилась. Хорошие у них водители. С реакцией. Обычно не останавливаются. Ни при каких, так сказать. А тут увидел меня, увидел, что я не остановлюсь и сам тормознул. Но бампер я ему, таки, снёс. Развернуло меня. Остановился. Картина маслом. Кто ж на этом мерсе? Фиг его знает. У них номера только сзади. Да и какая разница? Щаз охрана пристрелит, а потом разбираться будет. А тож! Нападение на Важную Персону. Теракт, можно сказать. Гаишник ко мне бежит, пистолетик свой никак достать не может. Мой мент вперед улетел, там притормозил. Наверно в зеркало на картину смотрит и думает, сей час застрелиться или сначала меня. Кароче. Не буду я ждать, чем это все закончиться, пойду я отсюда потихоньку.
С визгом резины, с пробуксовками, с разворотом и в сторону больнички. Малый! Ты в порядке? Иван! Ёпрст. В отключке. Плохо. Как там „мой” мент? Продолжит сопровождение или остановит? Вроде вперед рванул. Маладца!
А тут сзади ещё одна мигалка. Секуритатя. Охранка. Бляяяя…. Эти сначала стреляют. Догоняют. Я виляю, чтоб не обогнали. А это что за манёвр такой? Мой мент в другой ряд перестроился и на тормоза со всей дури нажал. Прям под нос охранке. Теперь его уволят. Или повесят. Полюбому мужик! А вот и больничка. Я на пандус залетел и сразу малого вытаскивать. Вроде дышит. Врача! Носилки! Да шевелитесь вы, варёные каракатицы! ( И чего меня на морскую тематику понесло? Подсознание…) Мент мой подлетел. Из машины вылетает, в руках пистолет. Малого на носилки положили и быстренько внутрь занесли. Мент его взглядом проводил, пистолет в кобуру убрал и меня спрашивает:
— Сигареты есть?
— Есть. А че ты с пистолетом?
— Думал, если ты меня с ребенком наколол, пристрелю, суку. А потом сам.
— Вот я и родился во второй раз… А секьюрити?
— Вот они. Разбираться будем.
Я все коротко рассказал, про аварию, про кайан, про номер его, про сопровождение. Старший из охраны говорит, что надо было дождаться бригады скорой. А потом к гаишнику поворачивается. А ты, работать умеешь? На стройке или по ремонту машин пойдешь? Кароче, господа, готовьтесь и мажьтесь вазелином.
Тут такое лицо появляется, которое все телики заездило. Красное аки рак варёный. Дым из ушей валит, как при пожаре. И на совершенно русском матерном к нам обращается. Хотя националюга страшный, на камеру на русском не разговаривает. А тут такие глубокие познания… И какого художника меня тут не уважают? И какого… @#$@!
— Кто ребенка после аварии привез?- врач вышел.
— Я.
Он мне молча руку протянул, мою взял и пожал крепко.
— Иван сейчас в операционной. Ещё б 10 минут и не спасли. А теперь все будет хорошо. Слово даю. Заштопаем и шрама не останется. И рубашечка ваша шелковая помогла сильно.
Я на себя посмотрел. Весь в крови, с голым торсом и с сигаретой в зубах. Фильтром наружу. То-то я смотрю, не тянется она ни фига. Тот который с мордой красной. Поостыл малость. К врачу прислушивается. А врач начал всякими терминами сыпать. И про потерю крови, и про множественные ушибы, и про вовремя привезли, и про рубашку мою опять… Этот товаризч слушает и размышляет, как пиар себе сделать. Про аварию с кортежем уже, наверно, все СМИ раструбили…
— Стоп! А откуда вы знаете, что его Иваном зовут? Я ж, вроде, не говорил?
— Так он сам сказал. Он в сознании. И спокойный такой. Сказал, что его крёстный успокоил. Мы и родителям позвонили, успокоили. Иван номер сказал. Скоро они приедут.
— Кто приедет? Его родители в машине остались. Большей частью…Сирота Ваня теперь.
— В аварию, скорее всего брат мамы попал. Я только что с мамой его говорил по телефону. Она Ивана со своим братом в зоопарк отправила, а ей позвонили и сказали, что машина с братом в аварию попала и живых нету. А ребенка в машине не оказалось… Представляете состояние мамы?
— Мамы? Дохтор, чего-то мне поплохело…

— СЕСТРА! НАШАТЫРЬ!

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...