Когда отец вернулся, дочь сразу заметила, как резко прорезались морщины на его суровом лице. Даже седина на висках стала заметнее...

...Летний яркий день, в который так хочется быть счастливыми. И молодой паре, которая вошла в квартиру с ребенком на руках.

— А мы уж заждались! — Свекровь, Татьяна Сергеевна, вышла в прихожую. Взяла из рук невестки сверток. — И кто тут у нас?

— Машенька. — Улыбнулся сын, обнимая за плечи жену. В больших карих глазах которой отразилась горечь.

— Мы решили назвать по моей маме. — Не громко произнесла молодая мама.

Свекровь понимающе кивнула. Она и раньше предполагала, что если родится девочка, назовут в честь Жениной матери. Маша ей не очень-то нравилось, но зачем же спорить с молодыми? Только отношения портить. А быть свекровью-злыдней не хотелось.

А когда взяла на руки внучку, которой исполнилось два месяца, поняла, что ей не важно это. Маша, Мария, Машенька, Машуля. Какое прекрасное имя! И это ее внучка, с которой она, Татьяна Сергеевна, будет вместе гулять, играть, читать ей книги. Что еще нужно для счастья?! И, наконец-то сын с женой приехали, хоть познакомятся получше, а то все как-то на свадьбе бегом да мельком вышло, да и понятно, приезжали-то только на два дня удалось вырваться да и ехать было далеко. Зато теперь времени у них побольше для общения. И Женя, невестка, кажется, очень милая. И, зная ее историю, наверное, очень правильно, что решили назвать девочку по бабушке с материнской стороны...

...Жене было всего тринадцать, когда погибла ее мать. Она хорошо помнила тот день. Холодный пасмурный мартовский день. Она тогда пришла из школы, настроение было хорошее — географичка заболела, и последний урок отменили. Лена, старшая сестра, поехала на соревнования по художественной гимнастике, папа на работе, мама тоже. Значит, можно быстро сделать уроки, и пригласить девчонок в гости. Они не редко устраивали такие посиделки — пили чай, болтали, слушали музыку на проигрывателе...

На удивление дома оказалась их соседка, тетя Люда — жила на одной лестничной клетке с ними. Когда они уезжали в отпуск, то просили ее поливать цветы и кормить кошку. Но в остальное время она к ним не ходила в квартиру, да и ключа у нее своего не было...

— Ой, Женечка, ты уже пришла! — Глаза у женщины были припухшие, было видно, что она плакала. — Садись, я покормлю тебя.

Женя удивилась еще больше. Когда они с Леной учились в младших классах, мама часто просила соседку встретить девочек после школы, но они уже учились в старших классах, и надобности в такой опеке не было. Женя молча слушала, как тетя Люда все кружит словами, насыпая в тарелку кашу и котлету. Здесь что-то было не так.

— Ты сегодня у меня переночуешь наверное. — Вдруг произнесла женщина.
— А почему? — Искренне удивилась Женя.
— Видишь ли, милая, ваша мама... заболела.
— Что с ней?!
— Не пугайся, ничего серьезного. Почки прихватили прямо на работе, ее отправили в больницу, ваш папа с ней. Мы посовещались, и решили, что будет лучше, если ты побудешь у меня сегодня, папа хочет остаться с твоей мамой сегодня в больнице. — Произнеся это, соседка почему-то отвела взгляд.
Как не пыталась Женя разговорить тетю Люду, та все время уходила от темы разговора, она охотно говорила на другие темы, только не на тему ее мамы. Оставалось ждать, чем все закончится.

На другой день, вечером, пришел папа. Женя сразу заметила, как резко прорезались морщины на его суровом лице, и даже седина на висках стала заметнее. Он, суровый майор, которого побаивались и уважали в части подчиненные, обнял дочь, и глухо заплакал. В тот вечер Женя узнала все...

Ее мама, Маша, работала на местном заводе кассиром, а заодно привозила зарплату для работников предприятия из местного отделения Госбанка.

В те годы специально оборудованных инкассаторских машин не было и в помине, как и накачанных парней в бронежилетах — инкассаторов. Разбойные нападения были большой редкостью, а в их маленьком городке так и представить себе подобное было невозможно. Но тем более оно случилось.

В тот роковой день за зарплатой отправились трое — бухгалтер, кассир, и водитель. В банк, в соседний город, они ездили не редко на легковом автомобиле, так было и в тот день.

На обратной дороге бухгалтер Вера Ивановна села возле водителя, а кассир Мария Андреевна, держа сумку с деньгами, села на заднее сидение. Они уже подъезжали к своему городу, как начали раздаваться хлопки. Вначале даже не поняли, что произошло. Маше даже показалось, что это ребятишки балуются хлопушками, но в тот же момент она ощутила сильную боль в плече. Глянула — кровь. Нападение. На них напали. Даже испугаться от шока не смогла.

Она увидела, что водитель и Вера Ивановна тоже ранены, последняя даже потеряла сознание, а водитель, Василий Петрович, пытаясь не потерять сознания, жал на газ.

-Вася, милый, жми на газ! — Умоляла она, сжимая сумку в руках так крепко, что даже костяшки пальцев побелели. Стреляют сзади, значит, она должна что-то сделать. И сделала. Прошептала только. — Сумку... сумку только директору завода отдай...

...Они таки дотянули до ближайшей больницы. Помог водитель проезжавшего мимо автомобиля.За жизни троих боролись доктора сутки. Водителю повезло больше всех в данном случае — выжил, хотя потом долго лечился. Вера Ивановна осталась инвалидом, способным передвигаться на костылях. А Маша умерла под утро от ранений. Уже совсем слабая в больнице, она отказывалась отдать сумку кому-либо. И лишь когда туда вызвали директора завода, протянула ему кожаную сумку, и потеряла сознание. Врачи установили, что Марии досталось больше всех пуль — хрупкая, тоненькая как тростиночка Маша пыталась прикрыть собой спину водителя, что бы они дотянули до города, до больницы.

Жизнь продолжалась дальше, они — отец, Женя, и Лена, смирились с болью от утраты. Наверное, в жизни папы бывали потом женщины, но более он не женился. А они с Леной решили — у кого из них родится дочь, та назовет ее обязательно по бабушке — Машей. В честь той, которая мужественно заслонила собой другого человека.

ОльгаДемиденко

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...