Отплатила добром за предательство. После выпуска из детского дома девушка направилась по адресу...

После выпуска из детского дома девушка направилась по адресу, где раньше жила с матерью. Она чувствовала, что что-то случилось, так оно и было.

Мама Насти всегда была хорошей, пока не овдовела. С горя начала выпивать, дом забросила, дочку тоже. А потом и вовсе привела в квартиру мужчину, тоже большого любителя выпить.

Насте тогда было уже двенадцать. Девочка всё понимала, ругала мать за такой образ жизни, ей было стыдно, что все считают теперь их семью неблагополучной. Пожаловаться девочке было не кому, родственников в этом городе у них не было, а те, что и были где-то далеко, на другом конце страны, были ей незнакомы.

Как то раз, придя домой после школы, Настя увидела в прихожей сумку с собранными вещами, своими вещами. Пьяная мать заявила, что сейчас девочка поедет в лагерь. Какой ещё лагерь посреди учебного года? Мать даже разорилась на такси и они поехали.

Там, куда приехали Настя и её мать был вовсе никакой не лагерь, а детский дом. Девочка всё поняла, а мать сказала:

— Я должна лечь в больницу надолго, поживёшь здесь пока. Потом я заберу тебя.

Дочка подумала, что её мама хочет вылечиться от алкоголизма и очень этому обрадовалась, поэтому спокойно осталась в детском доме и стала ждать. Но прошло полгода, а мать за неё так и не вернулась. Настя всё надеялась, но реальность была жестокой. Девочка провела в казённых стенах почти шесть долгих лет.

После выпуска из детского дома девушка направилась по адресу, где раньше жила с матерью. Она чувствовала, что что-то случилось, так оно и было. На стук в знакомую дверь никто не отвечал, зато выглянула соседка.

— Настенька, это ты?

— Да, тётя Шура. Я. Где моя мама? Вы знаете что-нибудь?

— Зайди ко мне, деточка, я всё расскажу тебе.

Старенькая соседка поведала девушке, что после того, как мать сдала её в детский дом, в квартире образовался настоящий притон. Круглосуточные пьянки-гулянки не раз разгонял участковый, но это всё равно не останавливало Настину мать и её сожителя. А год назад у женщины отказали ноги от такого образа жизни. Сожитель махом испарился, а саму мать Насти соцслужбы забрали в дом инвалидов.

Тётя Шура дала Насте ключи от квартиры, и девушка пошла оценить масштабы катастрофы. В когда то уютную квартиру было страшно войти, это действительно был настоящий притон. Настя даже ночевала первые несколько ночей у соседки, пока выбрасывала хлам и поломанную мебель.

Потом тётя Шура со своей пенсии помогла девушке купить недорогие обои, чтоб освежить квартиру, подарила постельное бельё из своих советских запасов. Теперь в квартире можно было хотя бы жить. Настя устроилась на работу, чтоб заработать на жизнь. Учиться ей пришлось поступить заочно.

Пока девушка обустраивалась, она всё время думала о своей матери. Ну, не могла она спать спокойно, зная, что где-то страдает родной ей человек. С другой стороны, обида всё же таилась в её душе.

Получив первую зарплату, Настя отдала долг за обои соседке и поехала в дом инвалидов, чтоб навестить свою мать. Сначала девушка даже узнала в женщине, на которую указала ей медсестра, свою родную мать. Худая, осунувшаяся, сильно постаревшая, она дремала на казённой койке. Рядом стояло судно и стакан с водой.

— Мама, это я, Настя…

Женщина на кровати испуганно открыла глаза. Она не вымолвила не слова, а просто заплакала.

— Не плачь, я заберу тебя отсюда.

— Не надо, я не достойна этого…я бросила тебя…брось и ты меня, я не обижусь, так мне и надо…

— Нет. Сказала заберу, значит заберу. Я не смогу жить спокойно, зная, что ты тут…

Через неделю Настя уже везла мать домой. Девушке пришлось много работать, чтоб покупать матери дорогие лекарства, но это было не зря. Через полгода, благодаря хорошему лечению, уходу и любви дочери, состояние женщины стало налаживаться, она начала вставать и передвигаться с костылями. Мать не переставала благодарить дочь и просить у неё прощения за свой поступок…

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...