Прихватило у меня сердце на остановке. А там, как назло, пусто. Больно… Очень больно... Кажется, на этом всё и закончится

Прихватило у меня сердце на остановке. А там, как назло, пусто. Больно… Очень больно... Кажется, на этом всё и закончится.

К счастью, напротив остановился чёрный автомобиль, из окна которого высунулась женщина.

— Мужчина, вам помочь?

Мне удалось только кивнуть. Она открыла дверь, и я буквально упал на кресло.

— Держите. Положите под язык.

Вскоре полегчало. Боль отступила.

— Вас подвезти?

Предложение было как нельзя кстати. Лучше мне сейчас не оставаться одному. Правда, слишком уж своевременно. И откуда таблетка? Подозрительно, по правде говоря. Хотя почему? Не один же я с сердцем больным. Наверное, у незнакомки та же проблема.

Машина тронулась.

— Как же вас так угораздило? — поинтересовалась женщина, смотря на дорогу.
— Да так. В молодости здоровье угробил — вот и результат.

Тяжёлый вздох. В памяти возникла очень бурная молодость. Уже с высоты прожитых лет оценивая свою жизнь, я понял, что оно того не стоило. А ведь не так уж и сложно просто соблюдать режим и не иметь вредных привычек. Осознал бы это тогда — не мучался бы с сердцем.

— Осторожнее быть надо, — кивнула женщина. — Я покурю, вы не против?
— Не против.

Несмотря на открытое окно, неприятный запах всё равно чувствовался. Пару лет назад я завязал и, к чести своей, больше курить не пытался. Хотя лучше стало лишь отчасти. Да и тяжело мне далось расставание с привычкой — сигареты заменило сладкое. Много. Я растолстел.

Женщина напоминала роковую красотку из нуар-фильма: волнистые чёрные волосы, обрамляющие бледное лицо, такого же цвета пальто, подчёркивающее стройную фигуру. Глаз не видно из-за солнцезащитных очков. Неподходящий аксессуар для осеннего вечера. Но у каждого свои странности.

— Вы бы завязывали с сигаретами, — ляпнул я ни с того ни с сего. — Вы женщина красивая — эта дрянь вас испортит.
— Не беспокойтесь, я легко могу бросить, — она усмехнулась и выкинула окурок. — Можно я тоже не буду стесняться и задам вопрос?

Только дошло, что я полез с советами к совершенно незнакомому человеку, который, между прочим, спас мне жизнь. Даже спасибо не сказал. Невежливо это. Наверное, женщина теперь имеет полное право обидеться и слегка отомстить.

— Давайте.
— Почему вы один на той остановке стояли?

Сначала я не понял вопроса. Очевидно же, что просто поздно вышел с работы — остальные уже разъехались по домам, потому остановка и опустела. Но потом стало ясно, что женщину не это интересовало. Может, сознание просто додумало за неё то, что она на самом деле не спрашивала, но для меня теперь вопрос означал: «Почему ты умирал один в богом забытом месте после сверхурочных?»

Один. Совсем один. Уже несколько лет.

— У меня не очень заладилась личная жизнь, — признался я, помрачнев. — Когда-то была семья. Жена и дочка. А потом развелись. Дочь с матерью осталась.
— Сочувствую. А больше никого нет?
— Семью похоронил всю, а друзья заняты постоянно.

В голову пришла мысль, немедленно высказанная:

— Но какая разница? Позвонить кому-либо я был не в состоянии, и меня бы, скорее всего, не спасли. Даже будь у них время и желание — не успели бы.
— В самом деле, — легко согласилась женщина. — Но всё равно это очень печальная картина.

Сказано это было крайне спокойным голосом, что меня немного покоробило.

— Вы, кажется, не очень сочувствуете.
— А должна? Я вас не знаю, вы не знаете меня.

Логично. Ей просто не должно быть до меня дела. Но зачем тогда меня спасать? Зачем задавать такие личные вопросы? Между прочим, мне неприятно вспоминать о прошлом!

— Испортили мне настроение, а теперь говорите, что вам всё равно? Издеваетесь?

Машина проезжала по мосту через большую реку, из-за времени суток казавшуюся чёрной. Никогда не видел её, но сейчас меня это волновало в последнюю очередь.

— Ну? Что скажете?

Женщина молчала и смотрела на дорогу. Свет фонарей отражался в очках.

— Сказать нечего теперь, да? Ну, молчите. Молчите! — я заводился всё сильнее. — Давайте я вам ещё что-нибудь расскажу? Например, про то, что моя супруга в какой-то момент решила, что ей, видите ли, не хватает внимания! Она, видите ли, прислугой себя чувствует! А то, что я деньги в дом несу и у меня просто нет сил на всё остальное, её не волновало! Зажралась, но виноват, разумеется, я! И дочку забрала себе! Что друзья? Да уроды это, а не друзья! Постоянно просили то подменить, то помочь с какой-то работой! Я для них всё делал, но хоть бы кто с Днём Рождения вчера поздравил! Ни один не подошёл! Всегда так! И все кооперативы, все встречи без меня!

Я кричал, выливая всю свою злость на эту наглую и циничную женщину, будто бы не обращающую на меня внимание.

— О Господи, остановите машину!

Автомобиль немедленно остановился, как раз преодолев мост. Это было неожиданно, и я замер в ожидании реакции.

Женщина повернула голову и заговорила:

— Когда вы сели в машину, вам не приходило в голову поблагодарить меня за спасение?
— Что? Ну, я…

Вообще-то думал, но потом стало не до того.

— Давайте копнём чуть глубже. Когда вы приходили домой с работы, вам приходило в голову поцеловать свою жену, сказать “спасибо” за ужин, пожелать спокойной ночи? С виду это мелочи, но вы должны понимать, как много они значат для людей. Для вас в том числе. Вы ждали благодарности от коллег, не так ли? Хотели, чтобы они сделали вас своим другом, а потом стабильно перерабатывали, отчего приходили поздно, уставали, якобы из-за этого не уделяя внимание своей семье. Вы хотели организовать комфортную жизнь и вели себя как эгоист, слюнтяй. По итогу остались в дураках, дав сесть себе на шею абсолютно чужим людям и забыв про самых важных. Так и не исправились, судя по вашему поведению. А теперь задайте себе вопрос: кто на самом деле во всём виноват?

Я молчал. Спокойные слова женщины били сильнее любой ругани. Вдвойне обижало то, что и крыть было нечем. Но не могу же я быть виноват? Получается ведь, что жена и коллеги — не меньшие эгоисты, чем я! Мы все друг друга стоим! Или нет?

— Кстати, мы приехали, — вдруг сказала женщина. — С вас две монетки.
— Что? — опешил я.
— В правом кармане.

Я сунул руку и действительно извлёк из куртки две странные монеты.

— Что это значит?
— То и значит. Вы умерли и только что приехали в загробный мир, — она забрала протянутую оплату. — Да, я тут кто-то вроде того самого лодочника. Харон Эребович на пенсию вышел. Приходится подменять.

Дверь авто сама собой открылась. У меня не было слов. Только осознание того, что на протяжении поездки я слишком хорошо себя чувствовал.

— Знаю, вы немного в шоке, но нельзя ли побыстрее? У меня много работы.

Я вышел из машины. Женщина дала по газам, и автомобиль вскоре скрылся, оставив меня в кромешной темноте.

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...