Прошлым летом я волонтерил в детском онкологическом центре. Место, сказать честно, весьма...

Прошлым летом я волонтерил в детском онкологическом центре. Место, сказать честно, весьма и весьма неприятное. Помню, как меня угнетала тяжелая, давящая атмосфера и, возвращаясь домой, я мог подолгу сидеть, уткнувшись взглядом в стену, думая лишь о не по годам взрослых, истощенных детях, на долю которых выпало гораздо больше, чем они могут пережить. Это место навсегда врезалось в мою память и, кажется, стало одной из главных тем моих ночных кошмаров, но сильнее всего запоминались, конечно, его обитатели, а в особенности, один из них.

Он не был похож на других. Нет, внешне он был так же лыс, с такими же впалыми глазами и вздутыми реками вен на бледных руках и ногах. От остальных его отличал лишь безграничный оптимизм, нелепый плащ из простыни и необычное прозвище, которое он, в принципе, дал себе сам.

Он просил называть себя Сайтама.

Казалось, болезнь не сломала этого ребенка, а наоборот, закалила, сделала сильнее. Каждый день, несмотря на запреты врачей, он сползал с кровати и отжимался, пока ему позволяли силы. Сперва от пола, а когда ноги перестали достаточно крепко держать его, от стены. После каждой химиотерапии, он, пошатываясь, подходил ко мне и, доверительно положив руку мне на плечо, всегда говорил одно и то же:
— Ничего, я уверен, сыворотка скоро подействует и я точно стану супергероем, вот увидишь!

Обычно, произнося это, он широко улыбался и, гордо подняв голову, принимал героическую позу.

Мы все любили его. Медсестры, врачи, волонтеры, другие пациенты и, особенно, их родители, понимающие, что их чадо еще не сдалось лишь благодаря усилиям маленького супергероя, сновавшего туда-сюда, с развевающейся простыней, заправленной за воротник смешной желтой пижамы. Он не обделял своим вниманием никого. Видя плачущего от боли ребенка, он подсаживался рядом и, склонив маленькую лысую голову, начинал рассказывать ему сказки, держа тонкие детские ручки своими, не менее тонкими.

Я ни разу не видел, чтобы он грустил или плакал. Веселый, улыбчивый маленький человек с большим сердцем и богатой фантазией. Он был словно батарейка, питавшая других детей, не давая им угаснуть, вдохновляя своим примером. Глядя на него, было невозможно даже предположить, что за улыбкой скрывается недетская боль, зачастую более сильная, чем испытывают другие пациенты. Поддерживая других, сам он неумолимо угасал.

Я узнал о его кончине через месяц после окончания практики. Знакомый, работающий в той же больнице, сообщил мне об этом по телефону. Буркнув что-то невразумительное, я сбросил звонок и, не глядя кинув телефон на кровать, подошел к окну. Закурив, я распахнул пластиковые створки, впуская в квартиру вечерний воздух. Глядя в желтоватое небо, своим оттенком напоминающим пижаму маленького супергероя, я сделал глубокую затяжку. Несправедливый Фатум вновь забрал к себе невинное, чистое дитя, сделавшего для других больше, чем мог бы любой другой на его месте. Докурив, я положил окурок в пепельницу и, не глядя, упал на кровать. Перед глазами, как живое, маячило исхудавшее, бледнее лицо, с которого ни на миг не сходила добродушная улыбка.

Маленький Сайтама проиграл этот бой, но сделал это, как настоящий герой.

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...